«Иван Купала» выпускает новый альбом

Знаменитая этно-электронная группа «Иван Купала» после долгого перерыва выпускает свой третий альбом. О том, каким он будет, а также о судьбе русского фольклора Folkplanet.ru поговорил с участником группы Алексеем Румянцевым.

 

— «Иван Купала» как культурное явление в конце 90-х — начале 2000-х запомнилось многим слушателям сочетанием народного фольклора и электронной музыки. Нового альбома поклонники ждали долгие 9 лет. С чем связана такая задержка, и каким будет третий альбом группы?

— Запись нового альбома оказалась для нас сложнее, чем мы предполагали, поэтому и продолжалась так долго. Она проходила в несколько этапов: поиски аутентичного материала, его реставрация, создание наших демо на основе народных песен, аранжировка… Мы не сидели на одном месте, много ездили, записывали песни и в подмосковной деревне, и на тайском острове, и много где еще.

Могу сказать, что третий альбом полностью готов. Сейчас идет последний, технический этап: определяемся с выпускающим лейблом, очищаем права на сэмплы. Название альбома, правда, еще не утверждено, но оно всегда приходит к нам в последний момент, когда до сдачи в тираж остается дня два. Так было и с «Радио Награ», и с альбомом ремиксов, и даже с «Костромой». Это для нас обычная практика.

За время записи альбом претерпел несколько концептуальных изменений. Была, например, идея записать альбом,  полностью состоящий из среднетемповых и медленных треков. Но, когда мы записали большую часть композиций, стало очевидно, что трудно дослушать альбом до конца, не уснув. Поэтому некоторые песни ушли из трек-листа, а вместо них были записаны новые. Совсем недавно мы закончили его компиляцию. За последние два месяца я больше пятидесяти раз прослушал альбом в разных сборках, чтобы понять, в каких местах при прослушивании появляется усталость, и попытаться устранить это, поменяв расположение треков. В результате, мне кажется, нам снова удалось добиться того, что альбом воспринимается, как цельное произведение, все песни в трек-листе звучат ровно и гармонично, несмотря на их стилистическое разнообразие. Из-за этого, в частности, на диске будет 10, а не 12 треков, как предполагалось ранее. Но не вошедшие в альбом треки точно не пропадут. Они обязательно будут изданы, и, возможно, станут фундаментом для следующего альбома.

Если говорить про языковую особенность песен — новый диск получился практически полностью украинским. Если вспомнить, что «Кострома» была записана в основном на русском материале, а «Награ» была на 70% белорусской, получается отличная трилогия.

«Купальские» танцы

 

— Помимо записи альбома вы много гастролируете. В чем состоят принципиальные отличия вашего студийного проекта от концертного?

— У нас как бы не одна, а две группы. Изначально «Иван Купала» задумывался как студийный проект, но в таком варианте мы просто не смогли бы выжить у нас; разве что за рубежом, и то лишь до появления интернета 2.0, когда музыка стала объектом свободного доступа. Установка на то, что нам придётся выступать, появилась практически сразу после записи первого альбома, иначе никто не стал бы подписываться с нами и вкладываться в студийный процесс, производство и рекламу диска. Поэтому параллельно с работой над выпуском «Костромы», мы занимались созданием концертного состава. Сразу стало понятно, что бабушек, которые исполняют песни на нашем альбоме, задействовать на концертах мы не сможем, не говоря о том, что многих из них уже к тому времени не было в живых. Поэтому был устроен очень серьёзный кастинг в нескольких городах и выбраны профессиональные исполнительницы фольклора, которые поют наши песни на концертах. Это Елизавета Гаршина, Татьяна Ярченко и Наталья Котова,  а также человек-оркестр Роман Ломов, который не только поёт, но и играет на десятках различных народных инструментов. Мне кажется, нам удалось создать достойное сценическое воплощение нашего проекта, и в результате то, что изначально было для нас «бизнес-решением», впоследствии стало основным источником радости от участия в группе. Студийная работа — тяжёлый труд, испытание для мозгов и нервов, а концертная деятельность позволяет ездить по стране и миру в компании хороших людей и делиться своей музыкой с другими хорошими людьми.

Иван Купала на концерте в Воронеже

 

— Многим известна ваша любовь к радио. Думается, группа стала популярной во многом благодаря тому, что песня «Кострома» из дебютного альбома поднялась на верхние строчки российских чартов. Как обстоят дела с ротацией новой песни «Старый»?

— Ситуация с радио за последние 10 лет изменилась, как ночь и день. Если артист независим, и не находится в деловых отношениях с радиостанциями или аффилированными лейблами, его попадание на национальные FM-станции можно перевести в разряд чудес. И такая история, как с «Костромой», которую программные директора станций просили друг у друга, потому что она ещё не была издана на носителях, теперь совершенно невозможна. Да и тогда она была совершенно необъяснимым волшебством, нам как-то исключительно повезло.

Сингл «Старый» хорошо играл на региональных FM-станциях, но из национальных он был в эфире только на «Нашем Радио» и «Радио Шансон», с которыми нас связывают давние дружеские отношения. Ещё две станции из «первой десятки» долго обещали поставить «Старого» в эфир, но как-то не случилось. Я провёл в радиобизнесе много лет, поэтому отношусь к этому с пониманием, тем более, что музыкальные вкусы слушателей за последнее десятилетие не очень изменились, и больше слушать фольклор они не стали. Вообще, если в этом плане что-то и изменится, то не через год и не через два. За прошедшие 80 лет интерес русского народа к русскому же фольклору загасили капитально. Но работать над возвращением этого интереса, конечно же, надо.

 

Человек-оркестр Роман Ломов

 

— Можно ли возродить русский фольклор?

— По моему мнению, никаких предпосылок к возрождению русского музыкального фольклора нет. У меня на этот счет есть своя теория. Фольклор, по научному определению, это устное нематериальное культурное наследие, то есть не имеющее автора, и постоянно видоизменяющееся при передаче от одного носителя к другому произведение. Единственный жанр фольклора, который  до сих пор полноценно жив – это анекдот: один человек рассказал анекдот другому, тот его изменил, потому что забыл начало или ему показалось, что так будет смешней. И пошло-поехало… В результате мы имеем сто анекдотов с одной концовкой. Канонического фольклора не может быть в принципе. Поэтому 20-30-е годы прошлого века, время, когда появились доступные для деревенских жителей средства воспроизведения звукозаписи – граммофоны, патефоны, радиоточки – по моему мнению, можно считать исходной точкой массового исчезновения песенного фольклора. Пропала необходимость в передачи информации «из уст в уста», в том числе и от старшего поколения к младшему. Все знают, что дети всегда запоминают наиболее яркое, веселое, громкое… Ну и зачем ребёнку запоминать то, что поют бабушка с дедушкой,  если по радио играет Утесов? А потом его ещё можно 50 раз послушать на пластинке, и он будет играть в голове. А если прибавить к этому ненасильственному ходу истории беды, которые перенесла наша деревня в прошлом веке: гражданская война, голод, репрессии, Великая Отечественная, слияние города с деревней… Все эти события как серпом выкашивали носителей аутентичного фольклора. И теперь абсолютно невозможна ситуация, когда ты приехал в деревню, зашёл в первый попавшийся дом, а тебе там спели. Буквально по пальцам известны все исполнители аутентичного фольклора. А ведь именно их голоса дают то, что людям так нравится в нашей музыке. Голоса людей, которые поют не для славы и не для денег, а потому что так просит душа. 90 процентов успеха нашей группы – вот эти фольклорные записи. Поэтому задача «Ивана Купалы» не возрождать фольклор, а удержать то малое, что осталось и донести это до слушателя, подкрасив понятными современному уху красками. А дальше слушатель сам разберётся.

+8
0
  

Об авторе Павел Лебедев

Редактор проекта Folkplanet.ru