Музыка звезд и степи

 

Радик Тюлюш — самый молодой участник всемирно известного квартета Хуун-хуур-ту, кроме того он занимается сольным творчеством. Folk Рlanet перед его концертом во Владимире поговорил с Радиком о новом проекте Чалама, шаманстве и горловом пении.

— Как вы думаете, в чем причина того, что ваше сольное творчество и творчество  Хуун-хур-ту на западе известно больше, чем в России?

— Западный зритель более восприимчив к новой разнообразной музыке. Волна world music пошла у них раньше, чем у нас. Наш зритель только сейчас начинает понимать, что есть ценного в России. Ценность нашей страны, на мой взгляд , в разнообразии культур, традициий, в наших корнях.

— Чувствуете ли вы столкновение азиатской и европейской музыки в современном мире?

— Вся музыка традиционная, которая есть в мире, пересекается друг с другом. Существует общечеловеческий фактор: то, что поется искренне и от души, нас всех вместе объединяет, поэтому ограничений в симбиозе современной и народной музыки, азиатской и европейской я для себя не вижу.

На презентации альбома вместе с Радиком играют его друзья. На фото слева — Геннадий Лаврентьев (Заиндивели, Анна Гофман и Mazal Bueno Orquestra, Хуун-Хуур-Ту, Инна Желанная, Malerija) и справа — Сергей Колесников (Смешанный Лес (Этномир)).

— Расскажите поподробнее про обряд Чалама, в честь которого вы назвали новый сольный альбом.

— Когда путник приходит на горный перевал, он обязательно должен привязать там Чалама для того, чтобы перейти через горы. В древности было очень сложно преодолеть перевал и эта традиция была своеобразной данью духам местности. Ленты также повязывались в тех местах, где проводятся различные ритуалы, в святых местах. У каждого человека – свое повязывание. Это может происходить и во время праздника, и во время шаманского обряда. Название нового альбома, как я уже говорил, – это символ, мое повязывание Чаламы к мировому музыкальному дереву.

— Почему горловое пение считается исключительно мужским видом искусства?

— Древние считали, что женщине не рекомендуется заниматься горловым пением, потому что это мужское занятие. Здесь свои вибрации, свои тона. Древние говорили, что это сказывается на детородных процессах. Но у меня есть знакомые девушки, которые активно занимаются этим. У нас есть ансамбль «Дочери Тувы», они активно выступают, у них есть дети и мужья. Все зависит от человека: может быть, у него есть свой потенциал и скрытые факторы, которые выливаются в творчество. Поэтому тут, как мне кажется, запрещать что-то делать невозможно.

— Как себя чувствует горло после концертных нагрузок?

— В своем творчестве я использую три вида горлового пения и вкрапления обычного вокала. Я пою с детства, поэтому уже привык, наверное.  Горло  устает, но  не болит. Здесь все заключается в в особой технике исполнения. Если бы горло болело, я бы давно перестал заниматься этим.

— Связано ли горловое пение с шаманизмом?

— Шаманизм существует отдельно, и у него свое предназначение. Я лично считаю, что у шаманизма и горлового пения общего нет. Может быть, в каких-то моментах они и соприкасаются, но прямого взаимодействия все-таки нет.

+5
0
  

Об авторе Павел Лебедев

Редактор проекта Folkplanet.ru